autodealer.ru

Яндекс цитирования

Главная страница Написать письмо

 

Автомобильный разбой

 
Автомобильный разбой стал популярен по нескольким причинам. Первая: он не требует борьбы со сложными противоугонными системами. Не проще ли силой отнять у автовладельца ключи, тем более что для этого никаких знаний и умений не нужно, одна только дерзость?
 
Разработчики дорогих противоугонных комплексов рассматривают этот вариант и предлагают различные страхующие устройства. Скажем, после каждого открытия двери водитель должен нажать секретную кнопку, иначе машина проедет пару сотен метров и заглохнет. Чтобы этого не произошло - догадались преступники - надо взять владельца машины с собой в дорогу: он-то подскажет, что нужно сделать, чтобы автомобиль не капризничал и ехал.
Радиопоисковые системы, появившиеся в Москве в девяностых годах, усугубили ситуацию. Поскольку возвращаемость машин они показали чрезвычайно высокую - до 90 процентов, - преступники стали думать, как обезопасить себя. И пришли к такому же выводу: надо возить владельца с собой -- ведь пока он находится под контролем, он не сможет позвонить и активировать поиск.

Так разбой из минутного шока превратился в долгое, унизительное и опасное для автовладельца преступное посягательство.
 
Как это бывает.
 
Автомобильный разбойЕсть такая наука - виктимология, которая изучает в том числе и вопрос, каким образом человек становится жертвой преступления. Как свидетельствует криминальная статистика, виктимные поступки потерпевших становятся причиной 18 процентов краж и 46 процентов разбоев. Непонятно?

Поясним. Покупка престижной и дорогой машины, с точки зрения виктимологии, является поступком, провоцирующим потенциального преступника на злодеяние. Рассеянность и доверчивость - надолго оставил ключи работникам на сервисе, забыл запереть машину, много болтаешь о своих доходах или распорядке дня, останавливаешься, когда кто-то из проезжающей машины жестами показывает, что у тебя спустило колесо, - еще один фактор, и опасность стать жертвой разбоя возрастает.

Однако все это теория. Практика показывает, что, как ни готовься, «пришла беда - отворяй ворота».

Большинство разбоев стандартно по своей схеме. Нападение в девяти случаях из десяти происходит в момент посадки и высадки. Это очень характерно для города. Подбежали сзади, приставили нож или пистолет, решительным голосом предупредили о том, что дергаться не стоит, затолкнули на заднее сиденье - и в дорогу.

С женщиной перед нападением иногда могут перекинуться парой фраз: «Не подвезете, девушка?» А девушка и не знает, что это не шутка. Одна из пострадавших рассказывала в милиции, что сама не заметила того момента, как оказалась на заднем сиденье своего BMW X5 - настолько четкими движениями ее «упаковали».

Но самым неприятным для нее оказался смысл разговора кавказцев (детство она провела в одной из солнечных республик). Разбойники обсуждали, стоит ли вступить в половую связь с пострадавшей или нет. Благо старший сказал, что «мы пришли не за этим и, вообще, машину ждет барыга», то есть перекупщик. Брать на себя еще одно преступление, связанное с насилием над личностью, бандиты не стали. Но случаев, когда у жертвы попутно отнимают все деньги и драгоценности - масса. Вот фраза из сводки: «нападавшие завладели часами „Франк Мюллер“, 30 тысячами рублей, документами и скрылись». Естественно, на автомобиле того, кому принадлежали часы и деньги.

Преступники не боятся захватить машину на глазах у публики. Во-первых, желающих вступиться за вас найдется немного, а во-вторых, нападения происходят без привлечения внимания. У сына одного из российский министров Mercedes CL отобрали просто. Когда молодой повеса направлялся к машине, со стороны подошел человек, который ткнул «предметом, похожим на пистолет», в бок и спросил: «Мальчик, жить хочешь?» Молодой человек ответил «да», после чего тихо и спокойно, по команде передал нападавшему ключи и техпаспорт и, не оборачиваясь, как и просили, ушел к себе в подъезд. Классический случай.

Преступники играют на всем, на чем можно сыграть. На испуге, на чувствах. Преуспевающий глава семьи отдал ключи от машины после того, как к нему подошли и сказали: «Мы знаем, у тебя четверо детей. Ты ведь не хочешь, чтобы осталось только трое?» Скорее всего бандиты блефовали, но кто же захочет проверять? Как мало кто захочет выяснять, настоящее оружие у преступника или только предмет, похожий на него.

Но ключи отнимают не только рядом с машиной. Вот два недавних случая. Двое нападавших встретили владельца Audi в подъезде, угрожая пистолетом, поднялись с ним в квартиру за ключами и были таковы. А в апреле в Ступинском районе «трое неизвестных в масках и одетые в черную спецодежду, вооруженные пистолетом и предметом, похожим на ружье, ворвались в дачный дом», связали хозяина и его жену скотчем, избили, забрали ключи от московской квартиры, два мобильных телефона и угнали Mercedes S320. Дело произошло между двенадцатью и двумя часами ночи. К счастью, подобное - из разряда исключений.

Подобных по дерзости нападений немного, и действуют преступники, как правило, в рабочее время - с восьми утра до десяти вечера. А вот география разбоев обширна: от тихих дворов до оживленных магистралей - например, Ленинского и Кутузовского проспектов.

Интересно, что многократно описанных случаев, когда владельца выкидывают на перекрестке, в Москве почти не отмечается. Чаще бывает по-другому: на парковке просят приоткрыть окошко и «наносят удар кулаком в лицо». Или такой вариант для любителей сидеть в машине с незаблокированными дверями: справа стучится незнакомец, вы поворачиваетесь - в этот момент распахивается ваша, водительская дверь. Далее по сценарию.

Преступники, как правило, стараются атаковать одиноких водителей, но все не без исключений. Полтора года назад нападение произошло на женщину с девятилетним сыном. Он с матерью шел от магазина школьных товаров к машине. Мать открыла дверь и села, когда увидела рядом с собой фигуру незнакомого мужчины. Повернула голову - где сын? - а ребенок у пассажирской двери в окружении кавказцев, в ухо ему направлен пистолет. Мальчик был настолько напуган, что вцепился в дверную ручку. Его силой оторвали. Ребенок сутки не мог уснуть после этого происшествия, а у матери - она кормила грудью младшего - пропало молоко. Автомобиль, BMW 528, если это имеет значение, нашли. Подонков - нет.

За городом присутствие в машине пассажиров преступников вовсе не смущает. Тут задача другая: остановить машину. Чаще всего жертв ловят с помощью милицейской формы. Поэтому специалисты не советуют останавливаться на пустынных шоссе по взмаху палочки одинокого милиционера, особенно если рядом с ним нет патрульной машины (кстати, милиция время от времени изымает у преступников не только свою форму, но и раскрашенные «под свои» автомобили). Если у вас есть подозрение, что милиционер ложный - лучше проехать до ближайшего поста и сообщить об этом.
 
Всегда ли удастся раскусить преступный замысел.
 
Пару лет назад к северу от Москвы прошла сеть однотипных нападений. Заснеженная дорога, ведущая через поле к дачному поселку. В машине Toyota Land Cruiser едет супружеская пара. Посреди дороги стоят сани - обычные крестьянские сани. Подвинуть их несложно, а на обочину слезать вроде как опасно, увязнешь. Жена говорит: «Не нравится мне это». Муж отвечает: «Да чего ты вечно пугаешься!» Открывает дверь, и в этот момент как из-под земли возникают фигуры в белых маскхалатах. Кто-то из супругов пытается звонить по мобильному, но человек в халате качает пальцем - дескать, не надо, не звони, хуже будет. У милиции было подозрение, что на дороге действовали не простые разбойники, а оголодавшие от безденежья военные, которые стали охотиться на гражданских. Но чаще в сводках фигурируют другие герои -- не в белых халатах, а со смуглыми лицами.

Мы никакие не националисты. Просто отмечаем, что в половине разбойных нападений в Москве, если верить оперативным сводкам, задействованы лица «кавказской народности». Два, три, четыре, пять лиц. В сфере отъема автомобилей у граждан тоже существует своя иерархия. Одни занимаются угонами, не отягчая свою совесть насилием над личностью, другие специализируются на разбое. Совмещения «угон-разбой» бывают, но они достаточно редки. Тем не менее случаи, когда машину два раза пытались угнать - сначала безуспешно, а потом следовало нападение на владельца, - известны. Что не исключает простого совпадения.

Если машина модная, то кто сказал, что на нее не могут положить глаз сразу несколько группировок одновременно? Разбой, как считают оперативники, - специализация этнических группировок, в основном выходцев с Кавказа. Жителей Дагестана, Ингушетии, Абхазии, Грузии задерживают постоянно. Что не исключает появления в сводках и лиц «славянской наружности». Есть среди разбойников и случайные люди, хотя какие-никакие связи в преступном мире нужны - как минимум для того, чтобы найти, кому сбыть машину.

Приоритеты вроде бы известны. Это Toyota Land Cruiser 100, BMW X5, Mercedes -- Gelaendewagen, S-Klasse, ML…

Но возьмем самые свежие примеры: Grand Cherokee, BMW Х5, Audi A4, BMW 520, VW Bora, Audi 80, VW Passat, Mercedes G 500, Toyota Corolla, Lexus LX 470, VW Venta, Honda CRV, Volvo 850, Audi 100, Mercedes W124. Вы видите логику? Нет. Не всегда ее видят и в милиции. Если машина не нужна более или менее серьезным людям, то почему бы она не могла пригодиться наркоманам, тем более что разбой, как уже говорили, не предъявляет к преступникам никаких особых требований?

Правы и те, кто говорит, что у преступности нет национальности. В конце прошлого года пятеро кавказцев напали на женщину, которая шла к Mercedes-Benz S320. Четыре часа катали по городу, потом выкинули. Милиция нашла и задержала машину на федеральной трассе Дон. За рулем сидел вполне русский житель Воронежа. Его, кстати, чуть не убил в отделении муж потерпевшей: «Если за тебя заплатят и выпустят, — кричал он, -- я заплачу в два раза больше, и ты будешь сидеть вечно!»

Для интересующихся: в МУРе утверждают, что раскрывают 60 процентов всех разбойных нападений. Раскрытым преступление считается тогда, когда преступники изобличены и осуждены. Это вовсе не значит, что машина вернулась к хозяину. Но практика показывает, что судьба автомобиля мало волнует хозяев. Во всяком случае, в момент нападения.
 
Час расставания близок.
 
Поскольку самая массовая в столице поисковая система действует до 30 километров от города, то преступники часто стараются вывезти владельца за так называемое «бетонное кольцо». Дальше у него отбирают техпаспорт, сами себе пишут доверенность от руки - и путь открыт. Информация об угоне от Москвы до Рязани может идти два-три дня!

Но все равно разбойники стараются сделать так, чтобы хозяин заявил в милицию как можно позже. Как минимум у него отнимут мобильный, а то еще и свяжут, чтобы на развязывание ушло какое-то время. В описанном выше случае, когда нападавшие прятались в снегу в маскхалатах, захваченных супругов увезли на заброшенную ферму и отпустили спустя три часа, после того как конвоиру раздался звонок по мобильному: машина достигла цели.

Другому владельцу джипа бандиты надели на голову мешок, привязали к дереву, выстрелили для острастки в землю и сказали: «Не рыпайся, мы оставляем тут своего человека. Он держит тебя на прицеле». Нечастный продержался без малого два часа, пока наконец не развязался. Естественно, никто его не сторожил. Кого-то из хозяев выбрасывают почти на ходу, чуть притормозив. Перед расставанием часто запугивают: мол, обратишься к ментам — убьем. «Менты» же не помнят случаев повторных угроз — зачем преступникам лишний раз снова светиться?

Те, кто оказывается в одной машине с преступниками, имеют одно большое желание: чтобы этот кошмар поскорее закончился и их отпустили. Скорее это произойдет, если преступники будут знать, что в машине нет поисковой системы и освобожденный хозяин не активирует ее.

Был случай, когда хозяина машины возили по Москве и выспрашивали, установлена в автомобиле поисковая система или нет. Он пять раз отвечал «нет», и пять раз ему в бедро втыкали нож. Или одно из последних происшествий: мужчину, кстати, бывшего офицера, уложили сзади на пол и задавали вопросы по поводу установленных в машине противоугонных систем. Он пытался «сыграть в молчанку». Бандиты досчитали до трех. На счет «три» заложник еле успел отдернуть ногу, в которую был направлен пистолет. Пуля пробила штанину. Он сразу все рассказал.

Новые спутниковые системы позволяют активировать поиск сразу же после того, как произошло нападение. Например, диспетчер, получив сигнал о том, что водитель не разблокировал систему и поехал, может прослушать салон и понять, произошло нападение или нет (это один из способов исключения ложных срабатываний).

Но насколько интересно хозяину оказаться в машине, за которой началась охота? В Москве известен случай нападения на одного владельца Mercedes-Benz ML. Разбойники побили его и кинули в багажник. Безобразие увидели соседи и сообщили в милицию. Началась погоня со стрельбой, в которой, к счастью, никто не пострадал, но вряд ли заложник испытал радостные мгновения, услышав выстрелы и осознав, что «наши уже на подходе».
 
Стоит ли пробовать дать преступникам отпор?
 
На этот вопрос мы слышали только один ответ — нет. Вот какую статистику передал нам пожелавший остаться анонимным сотрудник НИИ криминалистики ФСБ РФ. Среди лиц, подвергшихся вооруженному нападению и оказавших преступникам сопротивление с применением огнестрельного оружия, были убиты или ранены 18 процентов. Среди тех, кто пытался дать отпор с помощью «подручных средств», пострадали 21. Среди тех, кто ничего не делал, - 25%. Среди пытавшихся «убеждать, отговаривать, угрожать» - 31. Среди звавших на помощь -- 48%. Наконец, среди тех, кто пытался оказать физическое сопротивление, погибли или получили ранения 52 процента или больше половины. Попробуем более подробно рассмотреть все вышеперечисленные способы сопротивления или непротивления по отдельности

. Как видим, человек с пистолетом в четырех случаях из пяти выходил если не победителем, то, по крайней мере, невредимым. Столь высокий показатель возник в том числе и потому, что с оружием у нас по большей части ходят и ездят люди, которые к вооруженной борьбе готовы и морально, и профессионально. Сюда же мы относим и тех, кто владеет пистолетом нелегально -- едва ли кто пойдет на такое преступление просто из баловства. Однако если бы отечественный закон об оружии был похож на американский, а «Макаровы» продавали кому попало, летальных исходов было бы значительно больше.

«Подручных средств», которые можно использовать в салоне автомобиля, не так много. Газовый пистолет или баллончик - плохие помощники. С выбором колющих и режущих предметов тоже надо быть осторожным -- вы можете так и не дождаться разбойного нападения на свой автомобиль, но иметь неприятности после тривиального милицейского обыска опять же в силу наших законов: самые безобидные на вид нунчаки, сделанные из двух табуретных ножек, считаются «оружием дробящего типа» и грозят статьей.

В свое время, когда участились случаи захвата самолетов и автобусов, были разработаны специальные методики борьбы с вооруженными преступниками с помощью авторучек, ключей зажигания, отверток… Исследованиями этими занимались специалисты КГБ, немало было взято из опыта диверсантов ГРУ. Но нас с вами «Паркер» с золотым пером едва ли спасет от бандитского «пера». Хотя шанс, конечно, есть. Как говорят в спецслужбах, «самоуверенность любителей -- предмет зависти профессионалов».

«Отказ от мер по защите» при разбойном нападении специалисты считают самой правильной моделью поведения. «Надо беспрекословно отдать ключи, выполнить все остальные требования преступников, не проявлять никаких инициатив, всем своим видом убеждая нападающих в своей лояльности, в том числе стараться, чтобы они постоянно видели ваши руки, - считает профессор психфака МГУ имени Ломоносова Александр Тхостов. -- Следует помнить, что преступник, если только он не законченный отморозок, все-таки боится вас, тюрьмы и своих соучастников.

Бандит готовится к нападению, и к моменту его совершения он, как правило, уже морально изможден и находится в состоянии стресса. Поэтому любой ваш неосторожный поступок, любое слово или взгляд могут привести его к нервному срыву и совершению более тяжкого преступления, даже если изначально это не входило в его планы».

«Переговоры и увещевания» - подспорье плохое. Во-первых, см. предыдущий абзац. Во-вторых, даже у опытных переговорщиков из наших и «ихних» спецслужб - помните, в голливудских боевиках: «Парень, никаких проблем, все нормально, как ты хочешь, чтобы все получилось?» - далеко не всегда получается уговорить преступника отказаться от своих замыслов. В-третьих, большинство разбойных нападений на автомобили совершается этническими группировками. А религиозные и традиционные догмы отдельных горских народов «не считают представителей других культур за людей», и потому все апелляции к их совести или жалости просто бессмысленны.

О том, что «звать на помощь» в условиях, в которых мы живем, порой бессмысленно, мы даже подробно рассуждать не будем. Наконец, последний способ - «физическое сопротивление». Милиционер Владимир Коротеев, заместитель командира Отдельного батальона ДПС, любит в качестве примера приводить историю одного обладателя «черного пояса» по карате. Трое кавказцев зажали спортсмена в гараже. Он выбил пистолет и «вырубил» одного из нападавших. Дал другому. Вломил третьему. А первый тем временем очухался и влепил каратисту пулю в ногу. Тут уж на него всем гуртом навалились и надавали до кучи.

Однако, если ты находишься с преступником в машине один на один, то шанс победить его все же есть. За консультацией мы обратились в Федерацию контактного карате РФ. «В силу того, что автомобиль является замкнутым пространством, - просветил нас вице-президент Ассоциации, мастер спорта и обладатель шестого дана Владимир Ковалев, - у вас не могут быть задействованы ноги, и вообще, ударная техника в такой ситуации едва ли уместна. Тут работа должна вестись с суставами и прочими болевыми точками на руке нападающего.

Вот, идите сюда, хватайте меня за шею…» Через секунду журналист «Автопилота» уже корчился от боли. Ковалев продемонстрировал полтора десятка несложных приемов, с помощью которых можно, не размахивая руками-ногами, освободиться от захвата, отобрать оружие и взять нападающего под надежный контроль.

Все это, конечно, впечатляет. Но для того чтобы реализовать это на практике, надо как минимум записаться в секцию джиу-джитсу. Кроме того, постоянно держать себя в хорошей физической форме, чем, впрочем, можно заниматься и в машине. Статической гимнастикой, например, - сжимать и разжимать руль, или цигуном - дыхательной системой, делающей организм практически неуязвимым.

Рассказывают, как один старый мастер айкидо на огромной скорости попал в лобовое столкновение, но не пострадал - руки его, так и оставшись выпрямленными, сильно погнули рулевое колесо. Плюс всегда морально быть готовым к жестокому поединку: авторы книжек по самообороне, которые рекомендуют женщине «на две фаланги погрузить палец в глазницу насильника», - просто безответственные люди.

Так что еще раз повторим: Бог с ней, с машиной - здоровье дороже. К слову, отдавать разбойнику ключи от автомобиля куда проще, когда он застрахован - если не машина, то уж деньги обязательно вернутся.
 
Правила и исключения.
 
К счастью, не все разбои с машинами заканчиваются трагически для их жертв. Бывает, что не только руки-ноги-голова остаются целыми, но и машина вроде как по-прежнему твоя. Только, как показывает практика, побывав в такой передряге, автовладелец спешит избавиться от «несчастливого» экипажа.

Хотя бывают и странные исключения. В одном из дилерских центров одного автоконцерна нам рассказали, что господин, у которого только что отняли с побоями внедорожник, практически в гипсе и бинтах явился покупать точно такую же машину. Какие чувства им руководили, сказать сложно. Может, это было то, что психологи называют «обесцениванием ситуации»: у меня опять такой джип и как будто ничего и не было. А может, это известное той же криминальной психологии явление, когда «жертва подсознательно стремится еще раз пережить случившееся»?

Милицейская статистика последних месяцев говорит о том, что разбойные нападения с целью завладения автомобилями вроде бы пошли на убыль. Но, как нетрудно догадаться, бывают и исключения. Лучше бы в них не попадать.
 
источник информации - портал Автосфера
 
вернуться к списку информации к размышлению